Медресе Абдалазизхана

Город: 

Напротив медресе Улугбека, в строительном приеме «кош», в 1652 году правитель Бухары Абдалазизхан повелел воздвигнуть новое медресе, которое должно было превзойти все созданные до него величием и роскошью убранства. И действительно, хотя архитектурно-планировочное решение медресе вполне соответствует установившимся еще в начале XV века канонам, грандиозные размеры и богатство декоративной отделки поставили это сооружение в один ряд с самыми выдающимися памятниками узбекского зодчества.

Высокий портал медресе Абдалазизхана подавляет своей громадой все окружающие здания. Его боковые устои подчеркнуты вертикальными рядами рельефных арочек. В отличие от математически точного геометрического орнамента гирих, заполнявшего плоскости тимпанов более ранних по времени построек, весь фасад этого медресе украшен растительным орнаментом в стиле ислими. Причудливые побеги, цветочные бутоны и листья стелятся по порталу. В их вязь искусно вплетены изображения сказочных птиц-симургов. Резная мозаика в боковых арочных панно с пышными букетами фантастических цветов в вазонах поражает высоким мастерством исполнения. Многоярусные сталактиты-шарафа завершают стрельчатую арку портала и устремляются ввысь, к небесам.

Заказчик строительства медресе Абдалазизхан остался в памяти потомков не только как грозный эмир, но и как поэт-мистик. Среди приближенных монарха были философы и стихотворцы. При дворе устраивались диспуты и поэтические соревнования, в которых принимал участие и сам Абдалазизхан.

Зодчие постарались выразить возвышенную духовность правителя в красочной живописности поэтических аллегорий художественного оформления медресе. Купол зимней мечети был расписан в технике кундаль золотом по синему рельефному фону и, казалось, парил над замысловатой системой сталактитовых парусов и устоев. По словам историкаМухаммада Мунши, он «в своем высоком совершенстве поднимался подобно хризолитовому куполу неба». Потолки двух учебных аудиторий были перекрыты литыми ганчевыми плафонами необычайно сложной геометрической структуры. Однако их конструктивная основа теряется в изощренности декоративного орнамента, в который вплетены мотивы облаков и язычков пламени.

Известны имена главного зодчего Мухаммад Салиха, художника-каллиграфа Мауляна Мухаммад Амина и его сына, мозаичиста Мим-Хакана. Они расписали помещения дарсханы медресе Абдалазизхана романтическими архитектурно-парковыми пейзажами. Даже стены жилых худжр были разбиты на небольшие панно, которые заполняли живописные букеты цветов. Этот красочный пир разнообразия орнаментов и оформления интерьеров культового сооружения необычными живописными сюжетами, знаменует эпоху роскошного заката средневекового зодчества.