Тим Абдуллахана

Город: 

На Востоке торговля всегда считалась почтенным занятием. И в Благородной Бухаре шумели базары, а вдоль улиц гостеприимно открывали двери лавки ремесленников. Однако в XVI веке в Бухаре строили и огромные крытые торговые пассажи – тимы. Один из них – Тим Абдуллахана, названный так по имени его строителя, правителя из династии Шейбанидов, существует до сих пор.

Это обширное многокупольное сооружение, квадратное в плане, расположено на одной из главных базарных магистралей города. Центральный купол его вздымается над восьмигранным основанием, между устоями которого переброшены стрельчатые арки. Вокруг главного помещения проходит галерея, перекрытая множеством малых куполов на мощных опорах. Арочные ниши членят пространство тима на 56 торговых отсеков. Все помещения пассажа связаны между собой системой просторных сводчатых анфилад. Мягкий свет льется через прорезанные в барабане главного купола оконца и световые фонари в малых куполках.

Остроумное решение интерьера создавало в Тиме Абдуллахана своеобразный микроклимат. Циркуляция воздуха, полумрак и спасительная прохлада встречали покупателей в знойные летние дни. И нетрудно представить себе чувства путешественников, когда их караван после долгого перехода по солончакам и пескам входил под своды гостеприимной Бухары, где их ждал заслуженный отдых.

Тим Абдуллахана предназначался для продажи шелков, которыми Бухара славилась еще до завоевания арабами. В селении Зандана близ Бухары ткали шелковые узорчатые ткани, которые под названием занданечи вывозились купцами по Великому шелковому пути из Согда на Запад. С XVI века в Бухаре из шелка ткали бархат бахмал с абровым рисунком. И уже несколько столетий с прилавков бухарских базаров не сходит знаменитая ткань – хан-атлас, мастерство изготовления которого переходит из поколения в поколение, от отца к сыну.

Дошедшие до нашего времени торговые сооружения были лишь малой частью бухарских улиц, в средние века густо застроенных лавками и мастерскими. Но и те, что уцелели от времени, являют собой впечатляющий образ старинного восточного города, где сами заморские товары служили лучшим украшением прилавков.