Городище Аяз-кала

В двадцати километрах к северо-востоку от Топрак-кала, древней столицы античного Хорезма, между движущимися песками пустыни Кызылкум и отрогами священных гор Султануиздаг расположено городище Аяз-кала. Выбор места безымянными строителями для возведения этого фортификационного сооружения вызывает невольное восхищение. Размещенная на вершине плоского, сложенного мраморизованными известняками холма, крепость была почти неприступной. С юга, запада и севера крепость защищают обрывистые склоны холма, а с востока к ней примыкает возвышенное плато, которое преодолеть пешему человеку трудно даже налегке, не говоря о несущем вооружение воине.

Двойные стены Аяз-калы, ориентированные по сторонам света и сложенные из сырцового кирпича, охватывают площадь около 3 гектаров. Толщина внешней, сохранившейся до сего дня десятиметровой стены, составляет около 2,5 метра, внутренняя несколько меньше. Стены были укреплены полукруглыми башнями, отстоящими друг от друга на 11–13 метров. Внутри каждой башни оборудовано довольно просторное помещение, очевидно для отдыха стражи или передышки воинов во время битвы.

Между стенами по всему периметру проложен глухой коридор, перекрытый коробовым сводом. Над коридором была сооружена стрелковая галерея с узкими косыми бойницами. Единственный вход в крепость, защищенный хитроумным предвратным лабиринтом, устроен с юга. Таким образом, господствующий в этих краях южный ветер сам выдувал из городища пыль и мусор, ведь название крепости Аяз-кала можно перевести как «Крепость на ветру».

По конфигурации кирпича и характеру кладки стен археологи определили дату образования городища Аяз-кала IV веком до нашей эры. Именно к этой эпохе относится и бронзовый трехлопастный наконечник стрелы, обнаруженный около южной стены предвратного лабиринта. Такими стрелами, как хорошо известно историкам, в те времена пользовались савроматы и саки, кочевавшие в низовьях Сырдарьи и не раз угрожавшие спокойствию городов Древнего Хорезма.

Среди местных жителей бытует несколько легенд, связанных с крепостью Аяз-кала. Согласно одной из них, во времена большой смуты, когда умер старый правитель и некому было занять его место, жрецы предсказали собравшейся толпе, что новым шахом должен быть избран тот, на чью руку сядет отпущенный на волю охотничий царский сокол. Но птица села не на руку, а прямо на голову простому воину, и когда ее отогнали, во второй раз вернулась на то же место. Народ избрал правителем воина, который сам стал руководить постройкой нового замка на холме, и, воцарившись в нем, правил долго и справедливо. Чтобы не забывать о своем происхождении, вчерашний солдат, а ныне царь повелел повесить на видное место перед троном старый стоптанный сапог.

В начале нашей эры обитатели Аяз-калы предприняли попытку сооружения новых укреплений крепости. Были заготовлены кирпичи и начато строительство новых башен на западной и южной сторонах внешних стен. Во время археологических раскопок было найдено несколько больших штабелей кирпичей, уложенных вертикально «на ребро». Почему стройка была не завершена, а жители и военный гарнизон покинули крепость – загадка для следующих поколений исследователей.